Сормовские «тридцатьчетверки»

Танк — сложная машина, состоящая из более чем 3000 деталей. Каждая из них на своем пути от прокатчиков, фасоннолитейщиков, кузнецов или штамповщиков к сборщикам должна пройти механическую обработку. В механическом цехе монтировалось дополнительное оборудование — многошпиндельные станки для расточки балансиров, шлицешлифовальные, зубодолбежный, электронагревательная печь и другое.

Одна из важных деталей танка — трак, фигурная стальная пластина, звено гусеничной ленты машины с гусеничным ходом. Отсюда слово трактор. Танк — тоже машина на гусеничном ходу.

Траки доставили сормовичам много хлопот. В сутки их требовалось до 2000 штук двух модификаций. Сначала в поставке траков сормовичам отказал автозавод, потом в зону боев попал основной поставщик — Сталинградский тракторный завод. За траками приходилось посылать специальные бригады, которые «добывали» их подчас под огнем неприятеля. Сохранились воспоминания мастера термического цеха Н. Г. Курицына о том, как сормовичи после освобождения Сталинграда собирали траки на полях только что отгремевших сражений. Исправные детали с разбитых танков грузили на баржи, в вагоны и отправляли в Сормово…

Литье траков из марганцовистой стали осваивал новый фасоннолитейный цех. Но дело продвигалось туго, и для массового производства траков на заводе пришлось создавать специальный траковый цех, которым с 1943 г. руководил Николай Николаевич Смеляков. Собственное производство удалось наладить не сразу. Как вспоминал Смеляков, «отливка траков являлась как бы супермассовым производством. На каждый танк шло полторы сотни звеньев… Делались они из стали с содержанием марганца 11-14%, известной своей износоустойчивостью. Но и трудностью ее обработки».

Кокильная отливка траков оказалась невозможной из-за большой усадки металла при остывании. Смелая идея штамповки траков оказалась неосуществимой. Люди — в основном женщины и подростки — график подачи на сборку, пусть с трудом, но выполняли, а техника не выдерживала. От круглосуточной работы выходили из строя формовочные станки, конвейеры и подъемные устройства. Инженерно-технические работники создали неснижаемый резерв машин и оснастки, проводили беспрерывную профилактику механизмов. В два раза было сокращено время плавок в результате применения метода «простого переплава» стали. Цех постепенно вышел из кризиса и стал ритмично обеспечивать производство траками.

Танку нужна «длинная рука»

Уже осенью 1941 г. конструкторский отдел завода №112 начал научно-исследовательскую работу по усилению корпуса танка, разработке чертежей усиленной башни, увеличению надежности бортовой передачи, и всего план опытных и научно-исследовательских работ отдела на 1942 г. включал 18 тем. Специалисты Отдела главного конструктора были распределены по секторам: сектор по корпусу, по ходовой части, по башне и вооружению и так далее. Например, конструкторы по корпусу в декабре 1941 г. внесли упрощение в конструкцию корпуса танка, в результате чего уменьшился объем механической обработки, была облегчена технология термообработки. За короткий срок было внесено упрощение еще по 17 основным деталям.

За счет конструктивных изменений башни удалось достичь возможности замены башенной пушки Ф-34 в полевых условиях: выемка пушки стала проводиться не через нишу, а через юбку башни с помощью двух штатных домкратов. Также было принято решение об увеличении толщины лобовой брони танка до 60 мм. Все эти работы осуществлялись в полной увязке с КБ завода №183, эвакуированного из Харькова в Нижний Тагил. Только за 1942 г. конструкторский отдел завода №112 внес в техдокументацию более 1000 изменений.

Нельзя не сказать о сварочном производстве. Еще в 1929 г. в заводском судостроении стала применяться электродуговая сварка взамен клепки. В 1933 г. с сормовских стапелей сошел первый цельносварной буксир «Сварщик». В 1938‑1939 гг. «Красное Сормово» заключил договор с институтом электросварки АН УССР на разработку электросварочного оборудования и оснастки для автоматической и полуавтоматической сварки под флюсом. (Примечание: Автоматическая дуговая сварка под флюсом — это сварка электрической дугой, горящей между концом сварочной проволоки и свариваемым металлом под слоем флюса. Сварочный флюс — это материал, используемый для защиты зоны сварки от атмосферного воздуха, обеспечения устойчивости горения дуги, формирования поверхности сварного шва).

Перед началом войны, в мае 1941 г., первая автосварочная установка была изготовлена и запущена в производство. В этой работе наряду с заводскими специалистами принимали активное участие Институт электросварки АН УССР и ЦНИИТМАШ под руководством академика Е. О. Патона и Д. А. Дульчевского. В начале 1942 г. на заводе начались работы по внедрению автоматической сварки под слоем флюса по методу Патона. Работа велась под руководством сотрудников ОГТ В. М. Киреева, М. Г. Панова и Л. Н. Краснопольского. Автоматическая сварка позволила в несколько раз поднять производительность на сварочных операциях и добиться повышения прочности сварочного шва. Потребовалось немало времени, чтобы внедрить в производство эту чрезвычайно прогрессивную технологию. Во втором полугодии 1942 г. на заводе возник острый дефицит флюса для автоматической сварки. Перед отделом главного металлурга была поставлена задача выявить возможности изготовления флюса-заменителя из имеющихся на заводе сырых материалов. Уже в сентябре было освоено массовое производство флюса-заменителя, и завод полностью перешел на флюсы собственного производства.

Особенно остро вопрос модернизации танка Т-34 встал после Курской битвы. Она началась 5 июля 1943 г. и осталась в истории как самое крупное танковое сражение. Немецкое командование бросило в бой около 900 тыс. солдат, до 2770 танков и штурмовых орудий. С нашей стороны их ждали 1336 тысяч бойцов, 3444 танка и САУ. Именно тогда наши тридцатьчетверки впервые встретились в бою с немецкими танками «тигр» (133 единицы) и «пантера» (204 единицы). Вскоре после этого исторического сражения на «Красное Сормово» приехали нарком танковой промышленности В. А. Малышев и маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко. Они поставили перед сормовичами сложнейшую задачу: на серийном заводе, без остановки производства, оснастить машину 85-мм орудием (вместо 76-миллиметрового).

Обращаясь к командному составу завода, В. А. Малышев сказал примерно следующее: «Да, мы выиграли сражение на Курской дуге, не устояли против нас немецкие «тигры» и «пантеры». Но победа досталась нам дорогой ценой. Калибр наших 76-миллиметровых снарядов вынуждает танки Т-34 приближаться к немецким танкам на 600-500 метров, чтобы наверняка поразить их. А неприятельские танки могут вести эффективный огонь по нашим танкам уже с 1500 метров. Стало быть, у противника руки длиной в полтора километра. А у нас — только в полкилометра.   Крайне нужна установка на танке Т-34 более мощной пушки».

Задачу прежде всего предстояло решать конструкторам. Принципиальная конструкция танка сохранялась, он оставался танком Т-34 до конца войны. Не перечислить всех творческих поисков и экспериментов, проведенных конструкторским бюро, чтобы превратить танк Т-34 в неуязвимую подвижную крепость. С целью повышения бронестойкости и более рационального размещения смотровых приборов в 1943 г. на танке монтировалась уже не сварная, а цельнолитая башня.

Модернизацию танка ГКО поручил провести совместно головному заводу №183 и «Красному Сормову» (№112). Учли опытность конструкторских кадров сормовского завода, которая была доказана еще летом 1941 г. при переделке танка под авиамотор М-17 вместо дизеля. В модернизации принял участие и завод №92 (ныне Нижегородский машиностроительный завод), которому предстояло освоить в производстве 85-мм танковую пушку.

Еще в 1940 г. конструкторское бюро В. Г. Грабина спроектировало 85-мм пушку для тяжелого танка КВ-1. Конструкторы завода №112 расширили погон башни, что позволило разместить в нее 85-мм пушку. Огневая мощь танка значительно возросла. Его тактические свойства улучшились за счет утолщения брони носового узла и башни. Толщина лобовой брони было доведена до 90 мм, боковой — до 75 мм. Введение командирской башенки с призматическими смотровыми приборами и ручным перископом расширило круговой обзор.

Модернизация была проведена под руководством главного конструктора завода В. В. Крылова, ведущего конструктора сектора по корпусной специальности В. М. Керичева и ведущего конструктора сектора вооружения А. С. Окунева. Модернизацию танка утвердил Государственный комитет обороны (ГКО). Танку присвоили индекс Т-34-85. На заводе «Красное Сормово» к серийному выпуску танка Т-34-85 приступили в начале 1944 г.

Говоря о трудовой доблести сормовичей, нельзя не упомянуть о коллективах танковых, дизельных и других заводов, которые передавали свой опыт корабелам и поставляли для танков, производившихся на «Красном Сормове», лучшие в то время танковые двигатели — дизели В-2, пушки и пулеметы, коробки скоростей и многие другие изделия.

Сормовские — лучше!

Всего за годы Великой Отечественной войны на заводе «Красное Сормово» построено 12038 танков, отремонтировано 1839 боевых машин.

В тот период заводу был вручены заслуженные награды Родины: в 1943 г. — орден Ленина за успешное выполнение задания по производству танков и бронекорпусов, в 1945 г. — орден Отечественной войны за самоотверженный труд по организации массового выпуска танков и другой оборонной продукции. В 1945 г. коллективу завода было передано на вечное хранение Красное Знамя ГКО — за победу в социалистическом соревновании (33 раза подряд!) между предприятиями танковой промышленности.

Не меньшей наградой была благодарность танкистов. Мастер Н. Г. Курицын вспоминал: «Как приятно было получать с фронта письма, в которых фронтовики благодарили сормовичей за надежные, стойкие танки!» Хороший «портрет» танка Т-34 дает маршал Советского Союза И. С. Конев в своей книге «Сорок пятый»: «Хочу еще раз помянуть добрым словом самый замечательный наш танк Т-34. «Тридцатьчетверка» прошла всю войну, от начала до конца, и не было лучшей боевой машины ни в одной армии. Ни один танк не мог идти с ним в сравнение — ни американский, ни английский, ни немецкий. Его отличали высокая маневренность, компактность конструкции, небольшие габариты, приземистость, которая повышала его неуязвимость и вместе с тем помогала вписываться в местность, маскироваться. К этому следует добавить высокую проходимость, хороший двигатель, неплохую броню… Когда на Т-34 поставили новую превосходную 85-миллиметровую пушку, этот танк поражал все вражеские машины, за исключением «королевского тигра». До самого конца войны Т-34 оставался непревзойденным».

Вот еще один документ — письмо директору завода №112 («Красное Сормово») Ефиму Эммануиловичу Рубинчику от генерал-майора танковых войск, командира бригады Августа Андреевича Нэмме: «После ряда ожесточенных боев я однажды принял маршевый батальон, оснащенный танками сормовского завода. Должен признаться, что это меня крайне удивило. Я знал, что в Сормове доныне строили суда. А тут — танки… Вскоре пришлось вступить в бой. Экипажи и командиры после этого всегда предпочитали попасть на танки, получаемые из Сормова. На вопрос — почему? — я неизменно получал ответ: «Сормовские лучше!» После этого я сам пересел на танк Сормовского завода. Оценка наших солдат и офицеров оправдалась».

После войны «тридцатьчетверки» встали памятниками боевому подвигу танкистов и трудовому подвигу танкостроителей в десятках городов России и Европы — от Сталинграда до Берлина. В Нижнем Новгороде установлены три знака в честь сормовских танкостроителей: один в Нижегородском кремле и два в Сормовском районе. На улице Кораблестроителей установлен танк Т-34-76, принимавший участие в боях за Ленинград. А на площади Славы возле Северной проходной завода «Красное Сормово» водружены на пьедестал первый отечественный танк «Борец за свободу тов. Ленин» (1920) и боевая машина Т-34-85, построенная на заводе в марте 1945 г. и первая ворвавшаяся в Берлин в победном мае.

Читайте также
Комментарии
Свежий выпуск