Игорь Федюшкин: «Фундаментальные исследования внедрят в практику. Вопрос только во времени»

– Что сегод- ня представ- ляет собой ваш институт? – Институт наш академи- ческий, мы всегда были в составе Ака- демии наук. Сейчас, в связи с реорганиза- цией Академии мы перешли в Федеральное агентство на- учных органи- заций (ФАНО). Теперь Агент- ство обеспе- чивает работу всех институ- тов, в том чис- ле и нашего. Академия осуществляет научное и научно-методическое руководство. Основная деятельность института – прове- дение фундаментальных исследований в области химии. Мы также занимаемся образовательной и экспертной деятельностью, издательской деятельностью, связан- ной с наукой. Образовательная деятельность для нас – вопрос подготовки кадров для института. Мы ведем не полный цикл подготовки специалистов, у нас есть только аспирантура. Хотя в стенах института квалификацион- ные работы выполняют также бакалавры и магистран- ты Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачев- ского. Кадровый потенциал института очень высокий – из 120 научных сотрудников у нас около 20 докторов наук, 60 кандидатов наук, есть члены РАН: действитель- ный член Г. А. Абакумов и три члена-корреспондента – В. К. Черкасов, Г. А. Домрачев и я. – Как был создан институт и чем он стал сегодня? – В 1968 году постановлением правительства СССР на базе Лаборатории стабилизации полимеров был ор- ганизован Институт химии АН СССР. Лаборатория стаби- лизации полимеров, организованная в 1963 году, была первым учреждением АН СССР в г. Горьком, ее руководи- телем был Г. А. Разуваев. У него очень сложная судьба… Об этом можно прочитать в книге «Воспоминания об акаде- мике Григории Алексеевиче Разуваеве» (М.: Наука, 1994). Он приехал в Горький в 1946 году после освобождения из лагеря. В 1957 году был избран членом-корреспон- дентом АН СССР, в 1966 году – академиком. Полимерная тематика в то время была очень актуальна. Полимеры – материалы, которые не бьются, не гниют, не ржавеют. Они очень функциональны, из них можно делать массу нужных вещей. В 1988 году на базе двух отделов Инсти- тута химии АН СССР постановлением правительства были созданы два новых института – Институт металлооргани- ческой химии и Институт химии высокочистых веществ. С 1995 года наш институт носит имя академика Г. А. Разу- ваева. Институт сегодня – это десять лабораторий, ко- торые занимаются металлоорганической и координа- ционной химией, химией полимеров и наноразмерных систем. Наши исследования затрагивают очень глубокие фундаментальные вопросы устройства вещества, про- цессы, происходящие в молекулах. Перенос электронов, протонов, изменение структуры и свойств молекул под внешним воздействием, проявление необычных магнит- ных и оптических свойств – всё это достаточно фунда- ментальные и далекие от практики вещи. – Выходит, что ваши исследования – вещи пока чи- сто умозрительные, далекие от практики? – Деление на фундаментальную и прикладную науку условно. Прикладная наука это та, чьи результаты будут применены на практике в течение 3, 5, 10 лет. Приклад- ные исследования нацелены на конкретное применение. Фундаментальная наука получает результаты, которые будут использованы, но не скоро, может быть, через сто лет, может, через двести. Любая наука, кроме того, что она дает новые знания, дает еще и новые технологии, вопрос только в том, когда они будут реализованы. Если говорить о наших исследованиях, то мы изучаем всё, что связано с реакционной способностью, с химическими свойствами органических, металлоорганических, полимерных моле- кул. Нас интересуют химические процессы, эффективные с точки зрения энергетических и вещественных затрат. Это так называемые атомэкономные и ресурсосберегаю- щие технологии. В химии это прежде всего катализ – хи- мические реакции, происходящие быстро, легко, с ми- нимумом затрат. Без катализа прогресс в таких областях, как, например, фармакология, невозможен. Наша задача – найти новый путь для химической реакции. Чтобы она не проходила извилистой дорогой, а прошла с помощью катализаторов новый, короткий, простой и экономичный путь. У нас продолжаются работы по полимерам. Совсем недавно в НИИТО завершились первые эксперименты на животных по исследованию биосовместимости двух ти- пов наших полимеров. Результаты очень обнадеживаю- щие. Во времена Разуваева у института были тесные кон- такты с предприятиями Дзержинска, занятыми выпуском полимеров, но ситуация там сейчас, конечно, не та, что была раньше. Многие производства устарели, а по затра- там на создание производства химическая промышлен- ность – самая дорогая отрасль. Это огромные инвести- ции. Этим, на мой взгляд, мало кто сейчас занимается. – Кто финансирует сейчас фундаментальную нау- ку? И в достаточной ли мере? – Если рассматривать два основных источника финан- сирования – бизнес и государство, то в финансировании поисковых исследований, конечно, больше заинтересо- Начало истории Института металлоорганической химии им. Г. А. Разуваева Россий- ской академии наук было положено в г. Горьком в 1963 году, когда химику Григо- рию Разуваеву разрешили создать свою лабораторию. Учитывая, что за его спиной была непростая личная история и сталинские лагеря, это уже уникально. Институт выжил в сложные девяностые годы и сегодня упорно, порой с трудом, но занимает- ся фундаментальными исследованиями. Директор института, член-корреспондент РАН Игорь Леонидович Федюшкин считает, что это закономерно. «Поиск-НН» № 2 (200), февраль 2017 И. Л. Федюшкин 22 развивается благодаря внутренней логике, независимо от конъюнктуры сегодняшнего дня и ближайших лет. В нашем случае около половины средств на исследования мы получаем от учредителя – ФАНО. Средства, выделяе- мые ФАНО, практически полностью уходят на заработ- ную плату работников института, которая в соответствии с указами президента РФ в научных организациях долж- на быть и есть заметно больше средней заработной пла- ты по региону. При этом для оплаты коммунальных услуг мы вынуждены использовать привлеченные внебюджет- ные средства. Не могу не сказать, что в ближайшее время может возникнуть острая ситуация с научным оборудо- ванием. Оборудование, на котором мы сейчас работаем, было приобретено 10-15 лет назад. В ближайшие годы оно устареет и не будет соответствовать мировым стан- дартам. Приобретение нового оборудования, а точнее нахождение средств на его приобретение, пожалуй, са- мая трудная задача для руководства института. Стандарт- ные современные приборы для исследования вещества на том уровне, на котором мы работаем, стоят более 1 млн долларов за единицу. Проблема отсутствия како- го-то оборудования решается через взаимодействие с научными центрами других регионов. У нас налажено сотрудничество с институтами Москвы, Новосибирска, Казани, Екатеринбурга. Это эффективно функционирую- щая научная сеть. Мы все – институты Российской акаде- мии наук, это нас объединяет. Вторая половина нашего финансирования это тоже бюджетные средства, но они выделяются на конкурсной основе из различных фондов. Самый мощный из них – Российский научный фонд. По объемам средств, которые он тратит на научные иссле- дования, это крупнейший отечественный фонд. В первом конкурсе грантов РНФ, который проводился в 2014 году, выиграли шесть наших заявок, по числу поддержанных проектов наш институт был на первом месте в ПФО. – Насколько вы открыты для молодежи, которая хочет заниматься наукой? – Абсолютно открыты. Всех, кто к нам приходит и хочет работать, мы берем. Либо в аспирантуру, либо на практику. Даже студенты, которые еще учатся, могут у нас работать стажерами-исследователями. Многие готовят у нас магистерские диссертации. Мы делаем всё, чтобы они успешно выполнили свои работы и, может быть, по- том закрепились в науке. – Каким должен быть ваш институт через десять лет? – Институт должен быть молодым, средний возраст научных сотрудников должен быть не выше сорока. Ин- ститут должен быть открыт для взаимодействия с наши- ми национальными исследовательскими структурами и, безусловно, с зарубежными научными центрами. Я всег- да говорил, что никакой отдельно взятой российской науки нет, она интернациональна. При этом мы должны стремиться быть первыми в своей области не только в России, но и в мире. И у нас для этого всё есть – жела- ние, способности, трудолюбие, любовь к науке. Беседовала Татьяна Кузнецова
Читайте также
Комментарии