Институт первой категории

—Работа по оценке результативности деятельности 493 научных организаций, находящихся в ведении ФАНО России и выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, продолжалась в течение 2017 года. 130 институтов оказались в первой, самой передовой категории, 230 попали во вторую, «хорошую» категорию, а 133 института стали неудачниками рейтинга.

ИМХ РАН оценивался по референтной группе «Физическая химия и высокомолекулярные соединения». При оценке результативности учитывалось множество показателей, среди которых объем внебюджетных средств, которые институт выигрывает на конкурсной основе, и количество публикаций в высокорейтинговых научных журналах, — отмечает Игорь Федюшкин. — Рад, что наш институт находится в числе лидеров российской науки.

Основное направление работы ИМХ РАН — фундаментальные исследования в области химии, «добыча» новых знаний и расширение существующих представлений о природе. Деление науки на прикладную и фундаментальную условно; то, что считается фундаментальной наукой сейчас, через 50–100 лет станет прикладным. Жаль, что в обществе нет четкого понимания того, что без абстрактных (на первый взгляд) исследований сегодня никаких новых технологий в будущем не появится. От ученых ожидают порой только практических результатов: отработал сегодня в лаборатории — выдай завтра готовый продукт. Но так не бывает. Науку наглядно представил еще Сократ. Все наше знание он сравнил с внутренностью круга, а незнание — с бесконечной областью, находящейся за пределами круга нашего знания. Чем больше становится площадь круга, то есть объем наших знаний, тем больше нам открывается масштаб нашего незнания. Действительно, любое открытие в науке приводит к массе вопросов.

В 2017 году в ИМХ РАН проводились исследования по 54 проектам. По госзаданию выполнялось 13 тем. Четыре из них, по программам фундаментальных исследований Президиума РАН и Отделения химии и наук о материалах РАН, завершены в 2017 г. На средства грантов РФФИ выполнялось 29 проектов, в том числе шесть проектов, софинансируемых Нижегородским правительством. На средства грантов Российского научного фонда выполнялось 10 проектов. Для такого сравнительно небольшого института, как ИМХ РАН, 10 проектов РНФ — это довольно много, считает Игорь Федюшкин. На средства грантов президента РФ для молодых ученых выполнялось два проекта. В течение пяти последних лет исследования в ИМХ РАН проводились по девяти темам в рамках трех направлений «Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013–2020 гг.»:

Фундаментальные основы химии

• «Химия редокс-активных лигандов и комплексов металлов на их основе»;

• «Исследование новых закономерностей влияния структуры координационных, металлоорганических и органических соединений на их свойства прецизионными рентгеноструктурными и спектральными методами с привлечением квантово-химических расчетов»;

• «Создание новых высокоэффективных каталитических систем на основе соединений непереходных металлов и редокс-активных лигандов»;

• «Комплексы редкоземельных металлов с высокореакционно-способными связями М–С и М–Н в катализе превращений ненасыщенных субстратов и активации связей С–Н»;

• «Синтез и изучение диазафосфапенталенов и производных гипервалентного фосфора на их основе как синтонов для супрамолекулярных ансамблей нового типа».

Научные основы создания новых материалов с заданными свойствами и функциями, в том числе высокочистых наноматериалов

• «Новые элементоорганические и органические соединения для создания люминесцентных и фотовольтаических материалов для нужд оптоэлектроники, фотоники, медицинской диагностики»;

• «Новые композитные, в том числе наноразмерные материалы на основе полимеров»;

• «Синтез и изучение свойств новых наноструктурированных материалов для различных областей применения».

Физико-химические основы рационального природопользования и охраны окружающей среды на базе принципов «зеленой химии» и высокоэффективных каталитических систем, создание новых ресурсо- и энергосберегающих металлургических и химико-технологических процессов, включая углубленную переработку углеводородного и минерального сырья различных классов и техногенных отходов, а также новые технологии переработки облученного ядерного топлива и обращения с радиоактивными отходами • «Комплексы щелочно- и редкоземельных металлов — к атализаторы получения биодеградируемых полимеров».

— Возможные области применения результатов этих исследований разнообразны, так как связаны они с изучением различных процессов, происходящих на молекулярном уровне, и лежат в том числе в сфере фармацевтики, медицинской диагностики и ортопедии, а также в сфере создания на основе молекул новых материалов для различных электронных устройств, — подчеркивает директор ИМХ РАН. — Так что наше генеральное направление — э то исследование мира молекул, а наши бренды — соединения металлов с редокс-активными лигандами, редкоземельные элементы и полимеризация под действием света. Огромное практическое значение имеет разработка новых видов катализаторов. Представить без них будущее невозможно, ведь катализ — э то самое изящное, что придумала природа для ускорения химической реакции. Почти 99 процентов процессов, проходящих в человеческом организме, представляющем собой сложнейшую химическую систему, тоже являются каталитическими, причем по сравнению с биологическими все искусственные катализаторы примитивны, поскольку природа занималась созданием ферментов миллионы лет, а человечество — всего около двух столетий. Но даже у природы нет таких катализаторов, которые создаются в лабораториях ИМХ РАН. Природа изобретала катализаторы, необходимые ей для функционирования биосистем, а мы изобретаем те, которые нужны для реализации эффективных промышленных процессов. Например, с помощью катализаторов сейчас производится немало лекарственных препаратов и полимерных материалов. Недавно мы получили грант Российского научного фонда на проведение исследований по этой тематике.

По словам Игоря Федюшкина, актуален проект «Многофункциональные противораковые препараты на платформе новых циано-арильных порфиразиновых пигментов» по разработке нового органического красителя, который может быть применен в медицине для диагностики новообразований. Вещества-маркеры вводятся в организм, локализуются в опухолях и при облучении начинают излучать свет, с помощью которого можно визуализировать опухоль внутри организма. Руководителем этого проекта является старший научный сотрудник лаборатории кремнийорганических соединений, кандидат химических наук Лариса Григорьевна Клапшина. А проект «Разработка новых нанопористых покрытий на стекло, обладающих высокой просветляющей способностью и повышенной твердостью», выполненный в рамках ФЦП, проходит стадию подготовки к внедрению.

«Светопропускание стекла, выпускаемого заводом «Символ» во Владимирской области, около 92 процентов, а с помощью нашего покрытия оно возрастает до 97 процентов. Если такое стекло вставить в теплицу, то растения получат больше света, а если использовать вместо обычного стекла на солнечных батареях, то экономический эффект светоэлектростанции на широте Крыма может составить сотни миллионов рублей в год, — поясняет ученый. — За границей производство стекла с просветляющими покрытиями налажено. Наше покрытие, разработанное под руководством доктора химических наук Бориса Борисовича Троицкого, ничем не уступает зарубежному, но наносится по-другому, намного проще. На днях Роспатент зарегистрировал договор о передаче права на использование этой технологии нашему индустриальному партнеру — заводу «Символ». Но вообще от ученых не стоит требовать внедрения их разработок, не это является предметом их заработка. Британский физик и Нобелевский лауреат Эрнест Резерфорд на вопрос о том, сколько следует зарабатывать ученым, отвечал так: «Хлеб, масло, но не джем». Практическим применением должны заниматься предприниматели, которые обладают достаточным объемом финансов для продвижения новинки, и руководствуются при этом желанием получить прибыль».

Важнейшим показателем, характеризующим результативность работы лабораторий института, является публикационная активность.

«В 2017 году коллективом ИМХ РАН опубликовано 100 статей, примерно по одной на научного сотрудника. По этому показателю мы опережаем многие научные коллективы, публикующие одну статью на двух сотрудников, — говорит Игорь Федюшкин. — В зарубежных журналах опубликовано 47 наших работ. Журналы, в которых мы публикуем наши результаты, являются рецензируемыми периодическими изданиями, индексируемыми в Web of Science и Scopus (Web of Science — это поисковая платформа, объединяющая реферативные базы данных публикаций в научных журналах и патентов, в том числе базы, учитывающие взаимное цитирование публикаций; Scopus — библиографическая и реферативная база данных и инструмент для отслеживания цитируемости статей, опубликованных в научных изданиях). Наиболее значимые результаты мы публикуем в журналах Американского, Немецкого и Королевского химических обществ. Импакт-факторы этих журналов 10+. Мы много публикуем и в российских печатных изданиях — в «Известиях Академии наук. Серия химическая», «Журнале органической химии», «Координационной химии» и, конечно, в журнале «Успехи химии», имеющем самый высокий импакт-фактор (4.1) среди всех российских научных журналов. Недавно нам поступило предложение рассказать в этом журнале о достижениях ИМХ РАН, и наша статья вошла в номер, посвященный актуальным направлениям развития металлоорганической химии. Госзаданием на 2018 год нам определено опубликование 97 статей, а еще необходимы статьи по проектам РНФ и РФФИ. Считаю, что требование ФАНО о росте количества публикаций пропорционально росту финансирования не справедливо. Можно опубликовать 100 статей в журнале «Мурзилка», а можно 10 статей в журналах Nature или Science (Nature — один из самых старых и авторитетных общенаучных журналов, публикующий исследования, посвященные широкому кругу вопросов естественно-научной тематики, Science — журнал Американской ассоциации содействия развитию науки), и именно они сделают автора всемирно известным ученым. Хорошо, что ФАНО согласилось с аргументами научной общественности и ввело повышающий коэффициент 3 на статьи в журналах первого квартиля (верхняя четверть списка журналов по убыванию их импакт-фактора в данной области науки). Есть основание полагать, что госзадание-2018 по публикации статей будет выполнено, — заверяет директор ИМХ РАН».

Научное подразделение ИМХ РАН представлено 20 докторами наук (из них один академик РАН и два член-корреспондента РАН, четыре профессора РАН), 73 кандидатами наук и 17 научными сотрудниками без степени. Средний возраст научных сотрудников составляет 40 лет.

Самая многочисленная возрастная группа в институте — сотрудники в возрасте до 39 лет (почти 80 процентов, или 88 человек) — это студенты, аспиранты, кандидаты и молодые доктора наук. Доля сотрудников не пенсионного возраста в целом по институту составляет 74 процента, средний возраст по институту 42 года, — отмечает директор ИМХ РАН. — Более 90 процентов сотрудников — выпускники ННГУ им. Н. И. Лобачевского, в основном — кафедры органической химии, хотя есть среди сотрудников и выпускники кафедры физической химии, кафедры высокомолекулярных соединений, кафедры спектроскопии. В институте работают и выпускники НГПУ им. К. Минина. Подготовка научных кадров высшей квалификации в ИМХ РАН осуществляется через аспирантуру. Как правило, наши будущие сотрудники приходят в ИМХ РАН студентами 3,4-х курсов, затем поступают в аспирантуру, защищают диссертации и продолжают работу в качестве научных сотрудников.

В образовательном процессе принимают участие десятки сотрудников института, при этом в 2017 г., например, были выполнены пять магистерских диссертаций, защищены четыре дипломные и семь курсовых работ, прочитано восемь лекционных курсов, проведен один спецпрактикум. Ведущие ученые ИМХ РАН — академик РАН Глеб Арсентьевич Абакумов, член-корреспондент РАН Владимир Кузьмич Черкасов, доктор химических наук Сергей Юлиевич Кетков, доктор химических наук, профессор Михаил Николаевич Бочкарёв, доктор химических наук, профессор Александр Владимирович Пискунов читают лекционные курсы в ННГУ им. Н. И. Лобачевского. В конце 2017 г. численность аспирантов ИМХ РАН составляла 14 человек. В 2017 г. в ИМХ РАН продолжил работать филиал кафедры органической химии ННГУ; на базе радиофизического факультета ННГУ функционирует совместная лаборатория нелинейной оптики полимеризующихся сред, на базе НИИ химии при ННГУ проводятся исследования группой сотрудников лаборатории химии координационных соединений, поддерживаются научные контакты с НГТУ им. Р. Е. Алексеева, совместно с Приволжским исследовательским медицинским университетом выполняется проект Российского научного фонда. В 2017 г. сотрудниками ИМХ РАН получено четыре положительных решения по заявкам на выдачу патента РФ и шесть патентов РФ.

В 2017 г. сотрудники института приняли участие в проведении XXVII Международной Чугаевской конференции по координационной химии, IV Молодежной школы-конференции «Физико-химические методы в химии координационных соединений» и Нижегородской сессии молодых ученых. В российских конференциях участвовали 112, а в зарубежных — 9 человек. В 2017 г. защищены 10 кандидатских диссертаций.

ИМХ РАН является активным участником международного сотрудничества. Под руководством Александра Анатольевича Трифонова совместные исследования проводятся с Université de Montpellier (Франция), под руководством Игоря Леонидовича Федюшкина — с Karlsruher Institut für Technologie, Technische Universität Berlin (Германия) и Northwest University (Сиань, Китай), под руководством Сергея Юлиевича Кеткова — с Institute of Atomicand Molecular Sciences, Academia Sinica (Тайвань).

Читайте также
Комментарии