Экспертное мнение: наши дети делают работы на международном уровне

– В этом году заявок было чудовищное количество, я проверил только около тридцати работ старшекласс- ников из разных школ Нижегородской области. Есть известные школы, где активно занимаются с детьми на- укой, мы их все знаем. Но иногда попадаются работы из дальних районов области и при этом достаточно интересные. Есть определенная научная тематика Школы юно- го исследователя (ШЮИ), которая относится к точным и естественным наукам, на нее ориентируются школьни- ки. Но бывают и курьезы – однажды нам прислали некий бизнес-план, бывают работы по социологии, которые не имеют отношения к тематике нашей конференции. Но работы бывают очень хорошие, мы в таком случае ре- комендуем ребятам другие площадки. Почему так получается? В школах очень по-раз- ному относятся к этой деятельности. Зачастую, чтобы обеспечить явку учащихся на конференцию, учителя не особо задумываются о тематике. В свое время была система Научных обществ учащихся (НОУ). Потом она начала давать некие бонусы при поступлении в вузы, и тут же началась профанация. Сейчас за участие в подобных конференциях можно получить несколь- ко дополнительных баллов к результатам ЕГЭ, но они не определяющие. Приходится сталкиваться и с работами, которые выполнены «под копирку». Люди делают работы, будто по методичке. Иногда это получается довольно смешно. Например, в прошлом году прислали работу о солнечных батареях в «турецком» варианте, когда нагревается бак с водой от солнца. Причем это было прислано из одно- го из северных районов области, где у нас солнышко не очень жаркое. И я понял, что уже видел подобную ра- боту в совершенно другом месте, у других авторов. В этом году я был членом жюри на юбилейном кон- курсе «Юниор» в МИФИ, оценивал там работы. И вдруг на наш конкурс приходит заявка, которая один в один повторяет работу, присланную в МИФИ. То есть ее скача- ли из интернета, чуть разбавили и выдают за авторскую. Такие вещи мы, конечно, заворачиваем, объясняем, что так поступать нельзя. Я боюсь, что в связи с введением новых образо- вательных стандартов, когда все старшеклассники должны будут делать проектную работу, могут поя- виться случаи профанации. Проектная деятельность бы- вает разная. Иногда она бывает такой, которую я называю «прожектной». Когда я вижу такие работы, мне сразу хо- чется их выбросить в корзину. А их сейчас становится все больше. Поэтому мне очень нравятся работы, которые де- лаются в ШЮИ – это работы в конкретных лабораториях, под руководством ученых, ребята занимаются серьез- ными реальными исследованиями. Эти ребята уже воспринимают наши лаборатории, как свои. И если такой молодой человек пойдет учиться в базовый вуз, на базовый факультет, он не станет дожидаться треть- его курса, когда обычно начинаются научные работы, а будет естественным образом продолжать свою научную деятельность. Иногда ребята уходят в другие области деятель- ности, но они остаются связанными с ШЮИ навсегда. Например, дизайн листовок, которые выпустили к конференции, разработала девочка, которая когда-то у нас занималась. Она ездила на международный конкурс, получила призовое место. Но потом реши- ла, что хочет стать дизайнером. Сейчас она в Москве, но с удовольствием взялась за обновление графическо- го дизайна для нашей физматшколы. Получилось очень симпатично, молодежно. Почему наши ребята нечасто становятся победите- лями в московских конкурсах? Ну, во-первых, есть некая конкуренция между нашими конкурсами. Во-вторых, есть определенная ориентация: все понимают, что если человек приехал отсюда, где есть хорошее образование, он не собирается бросать папу с мамой и ехать в Москву в общежитие, ему эта победа не очень нужна. Там наце- лены на тех детей, которых они завлекут к себе – есть интерес поощрить тех детей, которые будут у них учиться. Так бывает не только в Москве, но и в Сарове. Одно время они даже спрашивали, куда дети собираются поступать, и надо было дать правильные ответы. Но я могу точно сказать, что уровень работ на- ших школьников соответствует международному. Например, на этой конференции пленарный доклад де- лала Аня Коган по своей работе на стыке оптики и био- логии, на очень модную тему, по которой в прошлом году дали Нобелевскую премию по химии. Она исследовала некоторые типы молекулярных роторов. Эти работы имеют прикладное значение для ранней диагностики опухолей, ее руководитель мне говорила, что потря- сена работоспособностью этой девочки. Мы повезем ее на международную конференцию. У Ани здесь рабо- тает мама, и папа тоже здесь работал. Причем мама Ани когда-то была слушателем нашей физматшколы. Сейчас ее младший брат тоже делал доклад – это продолжение династии. Оказывается, что мы уже сформировали такую среду, из которой выходят талантливые дети и рождают- ся научные династии. Но нельзя говорить, что у нас бывают дети только из специализированных школ. В прошлом году первое место занял парнишка из Щербинок. Кроме того, он получил еще специальный диплом Йельского университета (мы как сертифицированное жюри имеем право такие дипломы вручать). Сейчас он учится на пер- вом курсе ВШОПФ. А окончил обычную школу. Есть удивительные случаи. У нас была девочка, которая жила и училась за городом, потом перевелась в школу в Щербинках и занималась у нас. Ей до обще- образовательной школы был час езды, а после она еще ехала к нам, занималась экспериментальной работой. Сейчас она учится на радиофаке университета. Вот такие дети у нас. Будет ли развиваться наука в Нижнем Новгоро- де? Я очень на это надеюсь. Хотя у нас такой «пылесос» под боком – Москва. Вот пустят скоростную магистраль – мы своих выпускников можем и не увидеть. И сейчас самые лучшие стремятся в столицу. Ты в него вклады- ваешься, в надежде, что он подхватит знамя, выпадаю- щее из твоих рук, а потом узнаешь, что он в МФТИ, МГУ... Но я надеюсь, что наши дети все-таки останутся здесь и что они будут заниматься созидательной наукой.
Читайте также
Комментарии