Сергей Романов: «Мало просто называться центром высоких технологий, нужно им быть»

Ключ к успеху – Я уверен, что ключ к успеху лечения и эффективной помощи больному лежит в фундаментальной науке и во внедрении научных раз- работок в клиническую практику. И от того, с какой скоростью проис- ходит это внедрение, зависит про- гресс в медицине. Если переносить этот принцип на наш центр, то его можно переформулировать так: мало просто называться центром высоких технологий, нужно им быть! С момента рождения центра в 2001 году идеология нашей рабо- ты проста: изучить лучший зарубеж- ный опыт, соединить его с лучшим отечественным и, внедряя лучшие практики, развиваться самим и раз- вивать центр. Центры, аналогичные нашему, были созданы ФМБА России именно для концентрации опыта и его внедрения в практику. Внутри этой структуры мы получили возмож- ность вести собственные разработки, апробировать чужие достижения, помогать ученым и специалистам. Мы работаем с мегагрантами, науч- ными грантами. Последние два года активно сотрудничаем с Универси- тетом Лобачевского, что увеличило наш научный потенциал на поря- док. В нашем центре разместились 13 кафедр Нижегородской медакаде- мии, работает кафедра ФГКОУ "Инсти- тут ФСБ России" г. Нижний Новгород. За последние годы технологии изменились так, что порой думаешь: «Как мы могли работать с тем инстру- ментарием?» Тогда он считался пе- редовым, а сегодня – очень грубым. Первые эндоскопы были жесткие и прямые, доставляли сильные боле- вые ощущения. Нынешняя гибкая оптика проникает в любой орган. Пациентов с метастазами в печень мы тогда отправляли домой, потому что не могли ничего сделать. Сей- час мы удаляем метастазы, и люди полноценно живут после операции. Мы уже извлекаем метастазы из го- ловного мозга. Химиотерапия стала таргетированной, направленной на конкретный тип опухоли. Сейчас через артерию на руке или на ноге хирург может подобрать- ся к любому органу и выполнить нужные действия: ввести необходи- мый препарат или закупорить мел- кий сосуд, чтобы лишить опухоль питания. Тогда она либо полностью погибнет, либо сократится настолько, что последующая открытая опера- ция будет практически бескровной. Мы такими технологиями владеем. Директор Приволжского окружного медицинского центра Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России, кандидат медицинских наук Сергей Романов считает, что медицина без постоянного внедрения достижений науки в практику лечения существовать просто не может. И именно так он строит свою работу и работу своих подчиненных. Сергей Романов: «Мало просто называться центром высоких технологий, нужно им быть» С. В. Романов, директор ФБУЗ "ПОМЦ ФМБА России", к. м. н., зав. кафедрой экспериментальной и ядерной медицины ННГУ им. Н. И. Лобачевского «Поиск-НН» № 2 (200), февраль 2017 31 Три источника развития – Первый – информация. Мы ее собираем везде. Наши специалисты участвуют в конференциях, симпози- умах и мастер-классах по всему миру. Все стены нашего конференц-зала увешаны предметами, привезенны- ми из таких командировок. Где-то мы слушаем других, где-то рассказыва- ем о своих достижениях. И всегда об- суждаем, что можно сделать лучше, эффективнее, надежнее. Естествен- но, полученной информацией мы делимся с коллегами. Перед каждым нашим отделением поставлена науч- ная задача. Я бы даже сказал – сверх- задача. Например, в отделении транс- плантации в прошлом году сделали операцию по пересадке поджелу- дочной железы. Женщина, 36 лет, всю жизнь сахарный диабет, 16 лет коло- ла инсулин. Результат пересадки – сахар восстановился практически на операционном столе. В России таких операций за весь год было сделано всего 12. Наша – тринадцатая. Кстати, этой женщине мы раньше пересади- ли почку. Трансплантация органов позволяет людям полноценно жить и работать. У нас в центре работает анестезиолог с пересаженными пе- ченью и почкой. Сейчас работаем над технологией лапароскопического забора орга- нов. Через проколы выделяется ор- ган и извлекается через маленький разрез. Так гораздо меньше риска для донора. Ведь не всегда органы мы забираем у погибших. Многие родственники готовы поделиться с дорогим человеком своими орга- нами, скажем, почкой или частью печени. Существует мнение, что пере- садка органов – это очень дорого и неэффективно. Недавно мы считали затраты в десятилетнем горизонте при гемодиализе и пересадке почки. Пересадка оказалась выгоднее как больному, так и региону, в котором он живет. Второе направление – совмест- ные разработки с научными уч- реждениями по различным на- правлениям. Например, онкология, трансплантация, биомеханика. Мы работаем с ИПФ РАН, медакадемией, Саровским ядерным центром и мно- гими другими. Есть у нас партнеры и за рубежом (в Финляндии, Индии, Израиле). Давно и успешно работаем с университетами Эссена и Любляны. Вот, кстати, пример такого сотруд- ничества. Мы получаем экзоскелет, чтобы понять, как его использовать в разных ситуациях. Это сколковская разработка, которая позволяет лю- дям, лишенным возможности дви- гаться, перемещаться в простран- стве. Согласитесь, это очень важно для человека, в силу каких-то обсто- ятельств потерявшего возможность двигаться, хоть как-то облегчить и свои страдания, и не быть совсем уж обузой родным и близким. Мы собираемся его использовать и как лечебный элемент, и еще подумаем, каким образом его использовать в индивидуальной реабилитации по- сле выписки. Пока не знаю, как это будет организовано, но нужно при- думать механизм и условия, когда такое будет возможно. Третий путь – получение грантов и прав клинической апробации, на- пример лекарств. В нашем центре сейчас исследуется около двух де- сятков фармацевтических препара- тов, нам дано такое право. Гранты Российского фонда фундаменталь- ных исследований мы получаем и самостоятельно и вместе с другими производственными и научными уч- реждениями. Здесь в нашем активе, например, внедрение ультразвуковой диагно- стики с так называемой сдвиговой волной, основанное на открытии академика Руденко. Такая диагности- ка позволяет получить информацию о точном расположении опухоли или кисты в организме. Можно так- же определить плотность органа. Особенно это важно при трансплан- тации и при заболеваниях печени. Технологию мы внедрили в течение двух лет. Кадры для новой медицины – Медицина сейчас персонифици- руется. Над тем, как лечить конкрет- ного человека оптимальными для его организма методами, бьется вся медицинская наука. Здоровье – это невосполняемый ресурс, которым человек должен распоряжаться самостоятельно. А медики должны только советовать, как это сделать лучше и эффективнее. Давайте представим: человек родил- ся, и ему сразу сделали генетический паспорт, посмотрели все особенно- сти его организма и подготовили жизненно важные рекомендации. И ведут его врачи по жизни, проверяя совершенно конкретные параметры организма. А может быть, и проведут вмешательство на генном уровне, чтобы минимизировать опасность развития негативного сценария. Сейчас вмешиваться нельзя, а вот генный паспорт и даже реко- мендации о модели поведения по- лучить можно. Если есть, например, предрасположенность к сахарному диабету, то посоветуют анализ на са- хар делать не раз в три года, как все, а чаще. Меньше есть сладкого и так далее. Сейчас мы начинаем двигать- ся от единых стандартов к персони- фицированной медицине. Кафедра экспериментальной и ядерной медицины, которую мы открыли в ННГУ, – шаг в этом на- правлении. На традиционных кафе- драх и работа ведется традиционно. Это необходимо, чтобы врачи не от- ставали, не останавливались в про- фессиональном развитии. Но сей- час начинается век биотехнологий. За последние 5-7 лет больше всего открытий было именно в этой отрас- ли. Даже есть мнение, что выход из мирового экономического кризиса идет через развитие биотехнологий, которые ежегодно дают прирост в 20-30 процентов. ФМБА России в Димитровграде строит уникальный центр, где будут использоваться все ядерные техно- логии, включая протонную терапию, которая позволяет через оптово- локно направлять энергию протона исключительно на больной орган. Ныне используемые технологии, к сожалению, повреждают и здоровые ткани, а протонная терапия – только пораженные. Специалистов для та- кого центра практически нигде не го- товят. Там нужны не просто медики, а медицинские физики или медицин- ские химики, имеющие классическое университетское образование и ба- зовые медицинские знания. Наша университетская кафедра будет готовить таких специалистов. Сейчас у нас только магистерская программа, и пока пришли к нам ба- калавры с биофака. Но мы ждем и ра- диофизиков, и физиков, и химиков. Работаем над созданием программы бакалавриата. В среднесрочной пер- спективе (10-15 лет) такие специали- сты станут самыми востребованны- ми на рынке. Ну и нынешних мы тоже не бросим.
Читайте также
Комментарии